Синагога больницы Хадасса


Синагога больницы Хадасса была построена и открыта в честь 50-летия больницы 6 февраля 1962 г. Главным элементом оформления Синагоги Хадассы стали 12 витражей, посвященных 12 коленам Израилевым, созданных Марком Шагалом и его ассистентом Шарлем Марком, вместе с которым он работал над проектом в 1960-61 гг.

На церемонии открытия Синагоги больницы Хадасса Шагал говорил о той радости, с которой он привез «свой скромный подарок еврейскому народу, который всегда мечтал о библейской любви, о дружбе и мире среди всех людей; для народа, который жил здесь тысячи лет тому назад среди других семитских народов. Я надеюсь, что я здесь для того, чтобы протянуть руку представителям культуры, поэтам и художникам, живущим со своим народом».



Деталь витража Марка Шагала в синагоге больницы Хадасса
Шарль Марк разработал специальную технологию нанесения пигмента на стекло, что позволило Шагалу использовать до трех цветов на единой стеклянной панели.

Марк Шагал специально приезжал в Иерусалим и исследовал здание Синагоги больницы Хадасса, чтобы убедиться, что каждый витраж будет достаточно освещен.

Витражи Синагоги больницы Хадасса представляют 12 сыновей патриарха Иакова, от которых произошли 12 колен Израилевых. Шагал изобразил 12 колен израилевых под впечатлением 49-й главы книги Бытия, в которой умирающий патриарх Иаков-Израиль благословляет своих сыновей.

Витражи наполнены легкими фигурами животных, рыб, цветами и еврейскими символами. По приданию, каждому колену соответствовал свой символ, драгоценный камень и социальная роль.

Витражи сначала были выставлены в Париже и произвели сильное впечатление на публику. Именно тогда Марк Шагал получил заказ на роспись потолка в парижском Гранд-опера.

Полы и внутренние стены здания Синагоги больницы Хадасса изготовлены из иерусалимского камня.

Освещение осуществляется за счет солнечного света, проникающего сквозь чудесные витражи Марка Шагала.

Для полного понимания смысла и значения каждого из витражей, нужно их рассматривать, исходя из чувства полной сопричастности мастера с историей евреев, с их трагедиями и победами, а так же с его личным прошлым, связанным с Витебском — местом, в котором он родился и вырос.

«Все время, пока я работал, — рассказывал Шагал, — я чувствовал, что мой отец и моя мать смотрят из-за моего плеча, а за ними — те миллионы евреев, которые исчезли недавно и тысячи лет тому назад».